Менеджер в кризисеАвтор: Аля Кухарчук, журнал “Обучение персонала” (№11-12, 2008)

«Белый воротничок», начальник департамента аудита крупной инвестиционной компании, остался без работы. Его сократили. Опытный аудитор, менеджер среднего звена, начинает искать выход из сложившейся ситуации и в конце концов решается на то, чтобы оплатить обучение по новой для него специальности кризис-менеджера. Экспресс-курс позволяет ему изучить азы профессии. Но нужен ли рынку, переживающему финансовый кризис, малоопытный специалист? Сможет ли он устроиться на работу по вновь приобретенной специальности? Не ошибся ли, приняв решение об обучении? На эти и другие вопросы отвечают эксперты ОП.

Петр Холстенко остался без работы. Утешало то, что не он один: немудрено остаться без стабильного заработка в период так называемого финансового кризиса. Обидно было потому, что на самом-то деле предприятие, где работал Петр, уволило его самого и его коллег до того, как кризис дал о себе знать. Вроде как о грядущей беде говорили все, но, кроме паники, на процветающем бизнесе кризис пока не сказался.

Как бы там ни было, Петр вот уже два дня был безработным. И идей по поводу того, как жить дальше, не было никаких. Он часами сидел в Интернете в поисках вакансий, хотя бы отдаленно напоминающих его профессию. До увольнения Петр возглавлял департамент аудита и слыл первоклассным специалистом. Но владельцы компании посчитали весь его отдел балластом и сократили сразу десять человек. Причем задним числом: без предупреждения и выходных пособий.

Усугублял личный кризис Петра Холстенко тот факт, что в семейной заначке деньги никогда не задерживались. Копить деньги он не умел, и за все время своей работы не смог отложить хоть какую-нибудь сумму, достаточную для того, чтобы пережить смутные времена. На книжной полке, где они с женой Катей хранили деньги на проживание, лежали две с половиной тысячи долларов, которых на жизнь в дорогой столице надолго не хватит. Теперь он часто вспоминал Катины укоры в адрес его расточительства. Хотя, с другой стороны, не лучшим образом обстояли дела и у тех его друзей по несчастью, которые имели кругленькие суммы на банковских счетах: судьба их депозитов была непонятна.

Супруга Катерина вот уже два года пребывала в отпуске по уходу за ребенком. И в сложную минуту предложила себя в качестве “жертвы” кризиса. Она готова пойти работать няней, продавцом или в крайнем случае устроиться официанткой. Петр никак такого не мог допустить. Все-таки он кормилец и привык обеспечивать семью. И он стал думать.

Идеи по спасению положения были одна другой “краше”. Сначала мысли блуждали где-то в районе железнодорожного вокзала, где в студенческие годы Петр разгружал вагоны, потом переместились к мусоросжигательному заводу — там, говорят, кадры нужны всегда, и зарплаты вроде неплохие. Потом… В общем, много разного передумал Петр за эти дни. Пока не наткнулся на объявление в Интернете. Объявление гласило, что некая компания “Индекс” быстро и качественно переучит “белых воротничков”, пострадавших от финансового кризиса. В тексте объявления также говорилось о том, что обучают здесь специальностям дефицитным в период кризисных для предприятий времен. Обучение одного человека составляло ровно половину оставшихся на полке зеленых купюр.

Петр сообщил Катерине о своих намерениях, и вместе они приняли решение: Петя идет учиться. Вернее, переучиваться. На кого — пока было непонятно.

Менеджер в кризисе

Опять учиться?

Менеджеру “Индекса” по телефону Петр вкратце описал свою ситуацию, и тот предложил встретиться и на месте обсудить возможные пути выхода из сложившейся ситуации.

Настало утро понедельника, на который у Петра была назначена встреча с менеджером Ольгой, которая оказалась миловидной женщиной бальзаковского возраста.

Петр честно рассказал всю свою историю. О том, как, уволенный с должности главы аудиторского департамента, он подумывает о разгрузке вагонов и тому подобных вещах. Ольга с пониманием улыбнулась и заявила, что Петр пришел куда нужно и что здесь ему помогут. В компании “Индекс” есть свое кадровое агентство, и они обучают персонал под потребности рынка. То есть если сейчас во время кризиса меняется перечень наиболее востребованных специальностей, “Индекс” берется работодателям таких специалистов предоставить. Обучает компания либо при помощи своих тренеров, если таковые обладают необходимой квалификацией и знаниями, либо приглашает “учителей” из других структур.

“Бывали даже случаи, — с удовольствием делилась Ольга, — когда человек, пришедший наниматься через наше кадровое агентство, оставался у нас в качестве преподавателя для других кандидатов на переучивание”. Петр открестился от такой участи — преподавание точно не его удел. Уж лучше грузчиком…

Но Ольга и не настаивала. Она сказала, чтобы Петр подождал, и начала просматривать что-то на своем компьютере. Периодически она одобрительно хмыкала или капризно хмурила брови. Она искала статистику спроса на специалистов.

Закончив, Ольга повернулась к уже заскучавшему Петру и сказала:

— Из той базы данных, которую мы ведем, сейчас наибольший спрос от работодателей на специалистов антикризисных мероприятий и специалистов по оптимизации бюджета. Точнее, это спрос на те специальности, которые наиболее близки к вашему образованию и азам которых мы сможем вас обучить в течение месяца. Естественно, мы не стали бы вас обучать совершенно чуждой вам специальности. Мы же отдаем себе отчет, что многим профессиям люди учатся годами. Потому я так долго и копалась в базе данных, чтобы подобрать наиболее приемлемые варианты для вас.

— Но как же быть? — недоуменно уставился на Ольгу Петр. — Вы говорите, что обучение новому ремеслу у меня займет не менее месяца. Но что же мне делать этот месяц? А вдруг через месяц эти вакансии уже закроют, и мне не останется места в этих компаниях. Значит, я лишь впустую потрачу деньги?

Ольга не стала его и уверять в обратном, а просто пообещала, что все будет в порядке. Правда, не преминула уколоть:

— А у вас есть другие варианты? Думаю, сейчас и грузчиком проблематично устроиться, а вы…

Петр заикнулся о гарантиях. Ольга скептически сжала губы:

— Гарантии сейчас не дают даже банки. Так что решайте. Вас никто ни к чему не принуждает.

На том и расстались. Петр пообещал подумать и посоветоваться с близкими. Ольга не возражала. Дверь за Петей еще не захлопнулась, а она уже приглашала следующего клиента.

Вконец измученный и почти потерявший надежду Петр Холстенко побрел из “Индекса” домой. Они долго обсуждали с Катей поступившее предложение. Наконец Катерина резонно отметила, что ее смущает отсутствие каких-либо гарантий со стороны “Индекса”.

Действительно, рисковать было чем. Компания ему, мягко говоря, малоизвестная. Рекомендаций никаких. Деньги на полке последние, и новых поступлений в ближайшем будущем не предвидится. Нужно действовать.

Главный по экономии

Петр, как любой нормальный человек, сразу “Индексу” не поверил. Прозвонил различные тренинговые компании и фирмы по обучению персонала, интересовался, берутся ли они за переобучение, переквалификацию сотрудников. Часто ему отвечали положительно. С такими компаниями Петр пытался поговорить дольше, разузнать, кого и на что переучивают, сколько это стоит и почему не учат, например, на кризис-менеджеров. В нескольких фирмах Петра заверили, что за плату научат не только кризисному менеджменту, но и выживанию во время финансового кризиса. Но курс этот был рассчитан на три месяца. На такой срок денег на полке у Петра не хватит. Гарантий трудоустройства не давала ни одна из компаний. И он решился.

Сделав первый взнос в компанию “Индекс” Петр начал обучаться новому ремеслу — кризис-менеджера. Должности, которая, по заверениям представительницы “Индекса”, весьма востребована в период финансового кризиса.

В принципе, после трех дней обучения у Петра никаких особых претензий к организаторам не было. На самом деле, как и обещали, курс читал опытный кризис-менеджер, он приводил массу примеров из своей практики и из практики мирового рынка.

Ученики, а в группе их было трое, выполняли множество практических заданий, в том числе и домашних. Петр уже пытался примерять роль кризис-менеджера в домашнем хозяйстве, продумывая, как его семья будет выходить из кризиса в сложившейся ситуации. На второй неделе обучения Петр внес оставшуюся сумму за обучение в “Индексе”. “Индекс”, как и обещал, обеспечил его учебными пособиями и материалами.

У них появился новый преподаватель, который тренировал их по специальности “Оптимизация бюджета предприятий”. Суть курса сводилась к тому, как правильно бороться с лишними расходами компаний, то есть так оптимизировать бюджет, чтобы расходы и затраты были продуманными и выверенными. В общем, экономика должна быть экономной. Особенно в период кризиса. Эта часть обучения меньше нравилась Петру, казалась какой-то слишком теоретизированной. Хотя тут тоже были и кейсы, и домашние задания. Но чего-то не хватало.

В общем, к концу обучения Петр не только научился экономить офисные расходы, но и твердо знал, что такое кризис-менеджмент, решал простые задачи. Но вот вопрос: смог бы он справиться с реальной кризисной ситуацией на предприятии? Тем более в период кризиса. Ему справедливо казалось, что настоящий кризис-менеджер, кроме знаний о преодолении кризиса на предприятии, должен обладать еще знаниями о специфике данного предприятия. И вряд ли кто-то в период финансового кризиса возьмет на работу столь “зеленого” кризис-менеджера, который и свой домашний финансовый кризис еще не преодолел. Так думал Петр, идя на встречу с Ольгой после окончания курса обучения и все-таки втайне надеясь, что для него найдется рабочее место, и он сможет обеспечить семью в эти непростые времена. Найдется ли?


Ситуацию комментирует Ирина Гнутова,
директор учебного центра ГК “АЛЛО”

Что можно посоветовать Петру и любому, кто оказался в такой ситуации? Не опускайте руки! Ищите применение в рамках своей, смежной, новой специальности. Да, компании закрываются, но многие работают и развиваются. Это шанс найти себя.

Среди множества предложений рецептов преодоления кризиса есть действительно дельные и работающие. Есть и стандартные программы с добавлением слова “кризис”, таких, конечно, хотелось бы избежать. Но от посещения некачественных программ часто не застрахованы даже специалисты по обучению. Согласитесь, у всех есть опыт проведения “стандартного” обучения, когда тренеры обещают диагностику ситуации в компании и изменение программы “под клиента”, а на практике выдают прописные истины и примеры из Интернета. Представьте, на что может потратить деньги простой обыватель, который на рынке услуг обучения совершенно не ориентируется. Становится обидно, что люди, загнанные в угол, отдают последние деньги за обучение сомнительного качества, во имя сомнительного будущего.

Однако есть и обратная сторона. Все та же активность поможет человеку, который остался без работы, ее найти. Увольнение происходит не вдруг. Всегда есть симптомы, мы их видим и можем подготовить отходные пути. Если же мы оказались на улице, только от нас самих зависит, что мы будем делать завтра. Главное, не поддаваться нарастающей панике.

Петр также проявил активность, решил освоить новую для себя профессию, прошел обучение, рискнул, вложил деньги. Если и дальше он будет продолжать, полагаясь на себя, то работа у него обязательно найдется. Польза в этой ситуации в том, что Петр научился работать в новых условиях, понял, на чем необходимо акцентировать внимание.

Сегодня и компаниям, и отдельным сотрудникам необходимо искать новые пути собственного развития. Работать по-старому мы уже не сможем, как бы нам этого не хотелось. И кто-то будет со вздохом вспоминать, как хорошо жилось “до того, как…”, строить предположения о будущем, сидя на кухне или в курилке офиса. А кто-то освоит стратегию работы в условиях кризиса и выведет свою компанию и свою карьеру на новый виток развития. К какой категории мы с вами себя отнесем, это — только наш личный выбор.

В какой-то степени все сейчас становятся кризис-менеджерами. В вопросах своей профессиональной области ответственности, личных финансов, семейного бюджета. Ситуация заставляет нас менять свое поведение. Что касается кризис-менеджеров, которых компании приглашают сейчас на работу, то вряд ли кто-то станет рисковать, принимая человека без опыта. Хотя и всплеска спроса на данных специалистов мы сейчас не наблюдаем. Напротив, прогнозируют спрос на сотрудников вполне традиционных специальностей — ІТ, HR, финансисты. И связан этот спрос с тем, что многие компании начнут отдавать эти функции на аутсорсинг. Кроме того, ситуация на рынке труда поменялась, и украинские предприятия будут обновлять кадровый состав.

Гораздо безопаснее привлекать собственных менеджеров для решения новых задач в условиях кризиса. Кризис-менеджерами становятся руководители всех уровней. Кто, как ни они, знают компанию изнутри и ситуацию на рынке? Здравомыслящий менеджер способен и в ситуации спада, и на волне роста предпринять меры, которые позволят компании не только выжить, но и выйти победителем из любого кризиса.

Ситуацию комментирует Татьяна Коломбет,
коммерческий директор рекрутинговой компании “Брейн Сорс Интернешнл”

Деньги, потраченные Петром на обучение, можно считать вкладом в его уверенность в себе и то, что он что-то делает, а не просто паникует. Вряд ли будет еще какой-то толк от данного курса в ближайшее время.

История первая: Петр Холстенко, начальник департамента аудита крупной инвестиционной компании, первоклассный специалист

Если честно, то очень больно наблюдать за историей данного специалиста, который, как и многие, пострадал от финансового кризиса и столкнулся с проблемой поиска работы в кризисные времена. Очень много в этой истории странного и непонятного с одной стороны… и грустного, и объяснимого с другой…

Как так получилось, что первоклассный специалист крупной инвестиционной компании, начальник департамента, кормилец семьи остался с суммой $2500 наличными? Как могло такое получиться, если последние два года все здравомыслящие (как казалось) бизнес-люди страны копили деньги, вкладывали их в недвижимость, в ценные бумаги, открывали срочные и бессрочные депозиты и любыми средствами пытались умножить свой капитал и обеспечить будущее своей семье. А работники инвестиционных компаний стояли в первых рядах, еще и раздавали советы направо и налево об основных трендах рынка ценных бумаг, что и когда покупать, а что продавать. Можно было бы, конечно, предположить, что Петр что-то знал про надвигающийся кризис и поэтому никаких фондовых вложений не делал, деньги на депозиты не клал. Тогда почему он не подготовился как-то по-другому, почему остался с $2500 наличными? Получается, что Петр действительно совсем не умел копить деньги, был неорганизован и расточителен, что никак не свойственно высококлассным аудиторам.

Каким образом получилось так, что в крупной инвестиционной компании на такой серьезной должности работал человек, который был не в состоянии грамотно распоряжаться средствами в своей семье, планировать расходы, увеличивать доходы, копить деньги на будущее? Любой аудитор, а тем более начальник отдела аудита, это человек очень дисциплинированный, организованный, внимательный к деталям, способный к эффективному планированию и обладающий навыками оптимизации.

Эта ситуация могла бы стать понятной, если бы человек, работавший на данной должности и не обладающий требуемым набором навыков и знаний, попал туда по знакомству, по рекомендации, используя дружеские и родственные связи. Но тогда удивительно, как он мог быть уволен в один день. Вряд ли бы так поступили с родственником или близким знакомым. Поэтому, как не грустно, но, скорее всего, компания взяла данного специалиста на работу совсем по другой причине. И эта причина — болезнь рынка труда, которую смог вылечить только текущий кризис. То, с чем пытались бороться сотрудники рекрутинговых компаний вместе с работодателями: очень высокие запросы по заработной плате у специалистов, не обладающих требуемым набором навыков и знаний, не имеющих достаточного опыта работы и образования. Зато такие специалисты показывали непомерные амбиции и “выкручивали руки” компаниям-работодателям, ставя их перед выбором: брать очень дорогого специалиста, не соответствующего бюджету должности, с требуемым опытом и знаниями или брать человека, зарплатные ожидания которого совпадут с возможностями компании, но которого придется доучивать, к тому же закрывать глаза на какие-то его недостатки. Адекватных зарплатных ожиданий не было ни у одного финансиста или инвестора. Людей “перекупали” на заработные платы в 2-2,5 раза больше, чем они имели на текущем месте работы. Таковы реалии рынка финансовых специалистов последних 2-3 лет. Сейчас все становится на свои места. Видимо, Петр — типичный представитель этого “поколения”.

Странно и то, что человек, имеющий такую достойную биографию, уверенный в себе, наверняка обладающий кучей связей и контактов, через два дня поиска работы впал в панику и начал помышлять о работе грузчиком? Ведь ситуация разворачивалась в период, когда кризис еще только начинался. А на тот момент хорошему специалисту работу найти еще можно было — не за два дня, конечно, для этого потребовалось бы 3-5 недель, но тем не менее. За эти два дня безработицы Петр не стал худшим специалистом и не потерял какие-то навыки, не забыл иностранный язык (если он у него был), не разучился руководить людьми — катастрофы еще не произошло, а человек уже в панике. Почему? Опять-таки вспоминаем ситуацию на рынке труда финансовых специалистов. Еще 7-8 месяцев назад хороший специалист данного рынка мог за две недели получить 2-3 предложения о работе, одно другого лучше. Вакансий было больше, чем специалистов. И люди разучились искать работу, забыли, как проходить грамотно интервью, разучились искать возможности для собственной реализации. Рынок избаловал этих людей и сделал их неспособными к разрешению текущей ситуации. Поэтому и остается сейчас Петру только смотреть на других своих безработных “коллег по цеху” и успокаивать себя, что не он один такой. Но от этого нормальному человеку легче не становится.

Каким образом получилось так, что сотрудник, занимающийся аудитом компании, а значит знающий о компании очень много внутренней информации (узкие места и сильные стороны), был уволен в один день, причем задним числом, без предупреждения и выходных пособий. Данная процедура невозможна без согласия самого сотрудника. Почему он не отказался подписывать заявление? Почему не потребовал компенсации и нормального законного увольнения? Учитывая все выводы, сделанные перед этим, предположим, что Петр просто растерялся, был напуган, не ожидал такого развития событий. А возможно, он не хотел ругаться с текущим работодателем, так как не получил еще заработную плату за предыдущие месяцы, или он просто не владел информацией о правах работников в период сокращений, не знал трудового законодательства и т. д. Здесь может быть все что угодно. Но результат понятен.

История вторая: компания “Индекс”

Нельзя однозначно сказать, насколько этично то, чем занимается данная компания. С одной стороны, она “поймала волну” и предложила рынку те услуги, которые на данный момент могут быть востребованы. Причем, по словам Петра, обучение проводилось достаточно качественно: была и теория, и практика, и примеры. Другой момент, это то, что компания пользуется текущей неразберихой на рынке труда и приглашает к себе на обучение людей, находящихся в панике, растерянности, предлагает им освоить новые специальности как панацею от всех бед. На самом деле антикризисные менеджеры на данный момент никому не нужны. В нашу рекрутинговую компанию не поступил ни один запрос на подобного рода специалиста, и ни один из наших клиентов не ввел данную должность в штат. Объясню почему: для небольших компаний, не сильно структурированных, с не продуманной системой учета прибылей и убытков данный специалист не по карману или вообще не нужен, поскольку компания сокращает персонал и потихоньку сворачивает деятельность. Для больших структурированных компаний, с прозрачными, отлаженными системами бюджетирования и планирования, не составляет большого труда самостоятельно справиться с проблемой оптимизации бюджетов. Каждый руководитель отдела прекрасно знает свои расходы и может их скорректировать так, чтобы это было выгодно для компании. Думаю, сотрудники компании “Индекс” предлагают освоить данную профессию каждому второму безработному финансисту. Это ведь так логично — на дворе кризис, значит все ищут антикризисных управляющих. Самый лучший антикризисный менеджер — бывший финансист. Ведь речь идет о бюджетах, расходах, доходах и прочих таких знакомых и близких вещах. Это и доносится до умов потерянных безработных специалистов. Не исключено, что какая-то компания и захочет нанять такого сотрудника, но уж точно не того, кто только что окончил курсы и не имеет опыта работы в подобных ситуациях. Скорее всего компания обратиться к тем кандидатам, которые уже переживали, допустим, кризис 1998-2000 года или уже работали антикризисными менеджерами на каких-то предприятиях и имеют практический опыт, а не только теоретические заготовки.

Так что деньги, потраченные Петром на обучение, можно считать вкладом в его уверенность в себе и убеждение себя, что он что-то делает, а не просто паникует. Вряд ли будет еще какой-то толк от данного курса в ближайшее время.

Советы Петру

- Понять и принять то, что кризис есть и будет еще продолжаться, и с этим придется жить еще не месяц и не два, а достаточно большое количество времени. Причем надо понимать, что жить придется немного по-другому: обеды в ресторанах, финтнес-центры, заграничные поездки, казино, новая машина и прочие блага, которые были так доступны еще полгода назад, придется отложить на 1-2 года.

- Прекратить паниковать и принимать необдуманные решения

- Смириться с тем, что никакая компания уже не будет платить такую же заработную плату и бонусы, которые были до кризиса. Они будут меньше.

- Принять тот факт, что, возможно, придется искать работу на не руководящей позиции.

- Обратиться за бесплатной консультацией в рекрутинговое агентство — обычно профессиональные рекрутеры прекрасно владеют ситуацией на рынке и могут дать полезные рекомендации.

- Вспомнить все контакты и знакомства, которые были приобретены за период работы в крупной инвестиционной компании, и попытаться их проработать. Вероятно, кто-то из партнеров, клиентов, бывших коллег сможет что-то посоветовать или предложить.

- Детально изучив рынок, составить список компаний, которые продолжают набирать персонал и находятся “на плаву”, и начать их “атаковать”. Да, именно атаковать. Если он просто отправит свое резюме и будет ждать звонка, ничего не произойдет. Компании получают в день десятки таких резюме и просто не успевают их обработать. Нужно давать о себе знать, напоминать, звонить, писать, просить встречи и т. д. — только в этом случае будет результат.

- Не отговаривать жену от возможности выйти на работу — на текущий момент нельзя исключать никаких вариантов заработка.

- Заняться наконец оптимизацией затрат в собственной семье.

- Попытаться воспринять кризис как период новых возможностей и перемен к лучшему — пусть не сейчас, а в перспективе, но, я уверена, результат кризиса будет положительным в большей мере!

Ситуацию комментирует Алла Коняева,
управляющий партнер компании Executive Search “Анкор СВ”

Кризис-менеджер не позволяет партнеру по переговорам просто “отшить” его ответом вроде: гарантии дает только страховой полис. Более того, при такой переговорной культуре он должен понимать, в какую переквалификацию решил вложить половину стабилизационного фонда его семьи.

Десять причин, по которым я не наняла бы Петра кризис-менеджером. Но вполне может быть, рассмотрела его на позицию внутреннего аудитора под супервизорством опытного финансового контролера.

1. Руководитель аудиторского отдела не смог защитить 10 человек от произвола — следовательно, опыта защиты малой группы подчиненных у него нет, тем более не на что ему будет опираться при необходимости защищать целую организацию.

2. Трудно представить себе классного аудитора, который не применил к себе и своему отделу свою главную профессиональную компетенцию — использование буквы закона для обоснования бизнес-действий. В данном случае КЗоТ не был соблюден в высвобождении персонала путем сокращения (нет выходного пособия и предупреждения за два месяца). Отсутствие переноса главной профессиональной компетенции на смежную область — плохое подспорье для управленца, который должен быть гибким и уметь выделять и переносить механизмы из прошлого в настоящее и будущее.

3. Кризис-менеджмент предполагает действия в условиях дефицита ресурсов, когда сначала идет поиск менее дорогих, но адекватных по результативности аналогов/заместителей. Экспресс-обучение не предполагает глубоких знаний и опыта на выходе. Такой объем знаний вполне достижим методом самообучения. Узнать базовые определения и основы кризис-менеджмента, а также научиться решать простые кейсы он мог бы, не отходя от компьютера, поделив 12 часов на 4-8-4. С 6 до 10 утра — читает теорию по кризис-менеджменту, 8 часов ищет работу через Интернет (не ограничиваясь поиском объявлений о вакансиях), 4 часа вечером — выполняет практические задания и решает кейсы. На выходе было бы не меньше, а может и больше знаний. А навыков на экспресс-курсах ему все равно было не наработать. Таким образом, он обеспечил бы семье финансирование на те два месяца, которые смело нужно было бы инвестировать в поиск.

4. Кризис-менеджер не отвергает никаких разумных альтернатив только из-за личных стереотипов и самопредставлений. Если жена готова выйти на работу (два года свидетельствуют, что ребенок уже не грудничок), так почему бы ей не попытаться найти себя в работе.

5. Кризис-менеджер должен адекватно оценивать связи между бизнес-процессами, в том числе и понимать, что менее болезненно прошла бы для него диверсификация в бухгалтерский учет или финансовый контроль — туда, где у него есть не только глубокие теоретические знания, но и опыт.

6. Кризис-менеджер должен быть свободен от манипулятивного воздействия. Например, отчетливо понимать, что такая неприятная для осознания проблема, как: “…многим профессиям люди учатся годами”, не устраняется способом длительного копания в Интернете: “Потому я так долго и копалась в базе данных, чтобы подобрать наиболее приемлемые варианты для вас”. Чувствовать это несоответствие, а не вестись на аргумент только лишь потому, что он оформлен объясняющим “Поэтому” — святая обязанность управленца в кризисе.

7. Кризис-менеджер не спрашивает у чужой тети, каковы будут последствия его решения (что будет, если за месяц вакансии закроются), а просчитывает разные варианты исходов при разных стечениях вводных.

8. Кризис-менеджер должен быть способным переносить тяжелые нагрузки и давление временем, а не ломаться после непринципиального интервью, вопросом которого отнюдь не был вопрос жизни или смерти: “Вконец измученный и почти потерявший надежду Петр Холстенко побрел из “Индекса” домой”.

9. Кризис-менеджер не позволяет партнеру по переговорам просто “отшить” его ответом типа: гарантии дает страховой полис. Более того, при такой переговорной культуре он должен понимать, в какую переквалификацию решил вложить половину стабилизационного фонда его семьи.

10. Наконец кризис-менеджер — это не набор теоретических положений, а реальный опыт выведения предприятий из кризиса. И именно таких людей будет искать вменяемый работодатель.
Кризис-менеджер не позволяет партнеру по переговорам просто “отшить” его ответом вроде: гарантии дает только страховой полис. Более того, при такой переговорной культуре он должен понимать, в какую переквалификацию решил вложить половину стабилизационного фонда его семьи.


Теги: , , , , , , ,

Похожие истории:

Статья размещена вторник, февраль 2nd, 2010 at 11:02 am в категории Ситуация. RSS комментраиев: RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или trackback с Вашего сайта.

комментариев - 2

Лола
 1 

Крайне интересно насколько полезными являются данные представители сферы управления персоналом и рекрутинга, так лихо комментирующие безработного Петра, для своих компаний? Нужна ли миру продажа воздуха и его излишние пустые сотрясания? Безусловно, да!!! Воздух во все времена и народности был самым продающимся товаром.
“Красивую, молодую, богатую – каждый захочет взять в жены, а попробуй сосватать немолодую, не очень красивую, и не такую богатую” – так же и с персоналом.- Молодого, амбициозного, с хорошим образованием и самое главное обладающего завидным рабочим местом, легче продать компании, чем безработного, в возрасте, более того сокращенного кандидата. Поэтому с позиции рекрутинговой компании Петр не является таким уж ценным материалом, вот и высказывания о нем не очень лестные.
Интересно, как страдает агентство по набору персонала от завышенных требований работоискателя? Наверное, процентная ставка за успешного кандидата была ликвидирована работодателями и агентства работают бесплатно. И не сами ли агенства по рекрутингу накручивали зарплатные ставки?
Осуждать человека попавшего в затруднительную ситуацию, сидя в уютном кабинете с ароматной чашечкой кофе, намного проще, чем его трудоустроить.
И не пытались ли уважаемые дамы – мэтры своего дела представить себя на месте Петра? Ведь жизнь – это синусоида, и никто не знает, когда по нем зазвонит колокол.

февраль 15th, 2010 at 6:29 pm
 2 

Как там цитируют Станиславского? “Не верю!”? Где-то так… Хотя, как “кейс”, можно рассматривать, в принципе, любую ситуацию. Даже такую. Как вариант – Петр ДЕЙСТВИТЕЛЬНО был “глистом” в системе и вклада в “цепочку ценности” не давал. И был, соответственно, выведен из “тела” организации. Тоже вариант. Почему нет?
Так что поход в “грузчики” может быть вполне даже попаданием на “свое реальное место”. :(
С другой стороны, если не все так “плохо” – как-то не верится, что действительно профессионал сможет остаться без куска хлеба… Может на хлебе не будет масла, но хлеб будет. И уходить со своего профессионального пути, вложив туда много времени и усилий – как-то “тупо” (извините за выражение).
В целом согласен с советами Татьяны. Если им следовать – место найдется. Не там, так в другом месте…
Правда, есть еще “вариант” – со своим уволенным отделом (мы же предполагаем, что они действительно профессионалы?) создать… свое дело! Почему нет?
Как говорится, иногда самым лучшим движителем вперед является пинок под зад.
;)

апрель 30th, 2010 at 4:16 pm

Ваш комментарий

Имя (*)
E-mail (не будет публиковаться) (*)
URI
Комментарий