Жажда властиПродолжение бизнес-саги Константина Соловьенко “Мария, Анна и Данов”.
Начало – см. рассказ “Изменение масштаба”

Осень у Данова часто начиналась необычной консультацией. Вот и сейчас завод промышленной упаковки захотел исследовать новый для себя сегмент рынка — жителей города (завод традиционно работал с юридическими лицами, производителями товаров региона). На встречу с директором по маркетингу предприятия, Юрьевым Василием Семеновичем, инспектор поехал вместе со своей ученицей Аней.

Юрьев оказался аккуратным, подтянутым мужчиной лет тридцати пяти. Данов редко встречал грамотных маркетологов среди клиентов «Меры», но на этот раз ему повезло. Размер выборки жителей города они определили по той небольшой погрешности, которой должно было удовлетворять все исследование — опросить предстояло три тысячи человек. Детальнейшим образом профессионалы обсудили обеспечение репрезентативности выборки. Правда, опрашивая такое количество людей, легче добиться того, чтобы они были небольшой моделью города. Но не по всем же параметрам! Юрьев хотел, чтобы была обеспечена квота по полу, по возрасту и по роду занятий. Услышав это, Данов почувствовал уважение к заказчику: квоту по роду занятий вообще никогда никто не упоминал. «По полу и по возрасту» — стандартное требование, выдвигаемое в среднем половиной клиентов из тех, кто заказывал количественные исследования. Подавляющее большинство таких заказов поступало из других городов и из-за границы. Чтобы свой, родной бизнесмен не только знал подобные тонкости, но и ценил их, впервые встречалось в практике Данова.

— Андрей Сергеевич, Вы можете приступить к работе завтра? — поинтересовался Юрьев.

— Если наши генеральные директора сегодня подпишут договор, завтра с утра Вы перечислите аванс и сбросите нам по факсу платежку с отметкой банка.

— Генеральный на месте, платежку отправим.

— Значит, я еду к своему генеральному. Минут через сорок вернусь.

— Но я еще хотел обсудить алгоритм сбора данных.

— Об этом Вам расскажет Анна.

— Тогда не смею задерживать, — обмен улыбками и инспектор уходит. Вежливое обращение к Ане: — Слушаю Вас.

— Разработка анкеты будет проходить при Вашем активнейшем участии. Тиражирование оригинал-макета займет четыре часа. Сбор данных — 2-3 часа. Набивка анкет в базу — сутки. Базу мы, вероятно, сможем дать Вам сразу. Предоставление отчета с анализом — через неделю.

— Меня все устраивает, и базу я возьму. А можно поподробнее о сборе? Три тысячи анкет за три часа — это впечатляет.

— На самом деле анкет получится где-то три с половиной тысячи для обеспечения квот. Интервьюеров — человек 15-17 по всем районам города. У каждого 200-230 анкет. При нашей технологии один человек за час собирает сто анкет. Значит, работать будут чуть больше двух часов.

— Анкета ведь заполняется минут пятнадцать. Как же вы за час делаете сотню?

— Проход по подъезду с раздачей анкет, затем проход со сбором заполненных. Следующий подъезд и так далее.

Юрьев задумался:

— Следовательно, частный сектор Вы не опрашиваете?

— Нет.

— Он большой?

— Около двух процентов. Я понимаю, Вас волнует погрешность?

— Да, конечно.

— Хорошо. Мы включим частные дома в выборку.

— Пожалуйста, Анна.


Жажда власти (Рисунок: Татьяна Матвеева)
Рисунок: Татьяна Матвеева

После этих слов в кабинет ввалился веселый мужчина лет шестидесяти. Он был сухощав. Модельная стрижка и аккуратные усики не очень гармонировали с развязностью походки:— Где Данов? Я с ним хотел посоветоваться.

— Григорий Леонидович, он будет через полчаса.

Радость с лица вошедшего сошла сразу, и в голосе зазвучал металл1:

— Ты что… не договорился с ним…? Я… тебе сколько… могу повторять?

Юрьев старался говорить быстрее обычного:

— Я уже договорился. Сейчас он привезет подписанный договор.

— Сроки? — все еще сердито спросил генеральный директор, как догадалась Аня.

— Нас устраивают.

— Деньги?

Юрьев назвал сумму. Генеральный директор сорвался в крик, размахивая руками перед подчиненным:

— Ты… что ли? Я… бабки рисую? Тебе… город этот… надо опросить! Не полстраны…! Или снижай… цену на двадцать процентов…, или сам будешь… с анкетами! — обратив внимание на Аню: — Тебе только с бабами развлекаться! Почему посторонние?

— Это коллега Данова, Анна. Я сейчас с ним переговорю, — на ходу доставая сотовый, сказал Юрьев и вышел, прикрыв дверь.

Лицо генерального снова приобрело добродушное выражение, и он даже смутился:

— Извините, Анна, не заметил, — он сел напротив нее через стол, устало облокотившись. — Если их не держать в кулаке, все развалят.

Аня уловила запах спиртного и не удивилась. Вошел Юрьев, рапортуя:

— Цена снижена на двадцать процентов, сроки сохранены.

— Вот видишь, — снисходительно сказал ему генеральный директор, направляясь к выходу. — Если что, я в кабинете.

У Юрьева вырвался облегченный вздох, когда дверь закрылась. Аня начала приходить в себя:

— А за счет чего снижена стоимость договора?

— Сохранили квоты только по полу и возрасту. Слава богу, было куда отступать, — спохватившись: — Да, Анна, извините за нашего шефа. Он человек… своеобразный.

— Как же Вы с ним работаете… с таким?

— Трудно. Впрочем, у него есть чутье в бизнесе, — слова звучали как оправдание.

— А у Вас с чутьем плохо?

Юрьев улыбнулся:

— Хорошо… Но я не собственник компании. Извините, я оставлю Вас ненадолго.

Возвратившемуся вскоре Данову Аня рассказала о случившемся. Его лицо становилось все серьезнее. Ученица забеспокоилась:

— Вы не наломаете дров, Андрей Сергеевич?

— Не волнуйтесь, Аня, я мягкий человек.

Тут вошел Юрьев, и инспектор обратился к нему:

— Василий Семенович, в нашем договоре есть пункт о взаимном уважении. Поэтому Вы должны гарантировать мне, что моя коллега Анна никогда за время выполнения договора не встретится с Вашим генеральным директором, который ведет себя некорректно.

Данов замолчал. Он, действительно, говорил мягко, но лицо оставалось непроницаемым. Пауза затягивалась. Инспектора это совершенно не волновало, он ждал. Наконец Юрьев, не ожидавший такого заявления, ответил:

— Это нелегко. В конце концов, я его подчиненный. Вы же понимаете?

Данов, похоже, ожидал чего-то подобного:

— Понимаю… Сожалею, но тогда Вам стоит обратиться к нашему генеральному директору. Надеюсь, он пришлет Вам других консультантов, — лицо смягчилось. — Извините, что мы отняли у Вас столько времени.

— Я гарантирую, — у маркетолога в глазах был испуг.

— Спасибо…

На следующий день, после обсуждения деталей подписанного договора Аня спросила:

— Андрей Сергеевич, почему тот генеральный директор так себя ведет?

— Полагаю, вошел во вкус власти.

— А как Вы думаете, все люди хотят обладать властью?

— О-о, это сложная тема! Считается, что каждый человек к ней стремится. Не каждый, я думаю, и не всегда. Но многие и почти всегда — да, поскольку люди почти всегда желают благ, даруемых властью: высокую зарплату, возможность приказывать подчиненным, служебную машину и прочее, редко связывая права с обязанностями. На самом деле власть — это ресурс для выполнения производственных задач. Сколько ее нужно — зависит от задач. В одной песне поется, — Данов затянул с удовольствием: — «Дай рвущемуся к власти-и-и-и навластвова-а-аться всла-а-асть…»

— А Вы к власти стремитесь?

— Нет.

— Но ведь Вы инспектор, а не рядовой консультант.

— Это потому, что растет квалификация и, соответственно, заработная плата.

У честолюбивой Ани зачесалась ладонь:

— Пойдем дальше: почему бы Вам не создать свою консультационную фирму?

— Тогда придется работать с налоговой инспекцией, пожарными, судами и так далее. Это о-о-о-чень хлопотно! — Данов, обессиленный, развалился в кресле. — Взаимоотношения с нашим государством — это всегда… больно.

— Но нельзя же жить в государстве и быть свободным от него?

— Нельзя, но можно уменьшить количество контактов с ним.

Аня была несколько удивлена такой позицией шефа:

— Можно узнать, когда у Вас возникли… такие настроения?

Данов задумался:

— После убийства Листьева в девяносто пятом я понял, что в стране существуют тысячи людей, которые могут меня убить и не понести за это никакой ответственности. Гарантированно никакой и никогда, потому что у них все и всё куплены. А не убивают меня потому, что я им не нужен. Дело Ходорковского показало, что кончить меня могут не только бандиты, но и государство. Причем вполне легально, на виду у всех и на потеху легкомысленной публике. Впрочем, это было понятно и до Листьева, и до Ходорковского… Но не будем о грустном. Вы молоды и энергичны. Вам рановато разделять мои взгляды…

Уходя с работы, Аня встретила Кирилла, с которым она участвовала в тренинге по маркетингу. Он обрадовался и пригласил ее в кафе на мороженое, где затянул свою старую песню:

— Данов — неудачник. Он никогда не добьется хороших денег, власти. Брось его. У него слишком строгие принципы. С такими красиво умирать, но трудно жить.

— А ты добьешься денег и власти?

— Да. Только не надо думать, что я беспринципный. Просто я умею находить компромиссы.

— Поверь мне, Кирюша, Данов это тоже умеет.

— Я не о том. Помнишь, у Высоцкого: «И друзей успокоив, и ближних любя, мы на роли героев вводили себя…»

— Я его мало знаю.

— Молодежь не чтит настоящих поэтов, — с сожалением и несколько картинно произнес Кирилл. И без перехода: — Слушай, давай с тобой свою контору по консалтингу организуем. Я — генеральный, ты — исполнительный. У меня есть хороший бухгалтер. А?

— Вот так вот сразу… Почему же ты генеральный, а не я?

— Ну ты хватанула, тетка! У меня стажа три года, у тебя — год. И идея моя.

— Нет, Кирилл.

— Почему?

— Мне сейчас не до этого. И не надо таращить глаза, — Аня поднялась, чтобы уйти.

— А когда будет до этого?

— Я позвоню… если мне будет нужен исполнительный директор.

— Ох, наглая. Смотри — опоздаешь, не возьму, — вдогонку ей крикнул Кирилл.

Чем-то она ему нравилась…

Опрос прошел хорошо. Данов доверил Ане почти всю техническую работу: инструктаж интервьюеров, заказ бланков анкет, сбор материала и набор данных. Однако к творческим процессам она тоже была причастна: анкету они составляли вместе, общаясь с заказчиком, обработку данных и отчет также делали вместе. В результате подтвердилась гипотеза директора по маркетингу Юрьева о хорошей перспективе на рынке товара «А». Но, чем особенно гордился Данов, был выявлен еще один товар «Б», который с услугой «В» был бы очень востребован молодыми людьми в возрасте от 18 до 35 лет. Главное, что ни товар «Б», ни услуга «В» в городе и области не производились!

Юрьев, получив отчет, дотошно копался в мелочах, задавал вопросы, выходящие за рамки исследования и развивающие его тему. Но было видно, что заказчик результатами доволен, чего он и не скрывал. Данов с удовольствием отвечал на дополнительные вопросы. Ему всегда было приятно дать немного больше, чем очерчено рамками договора. Это он называл «активом консультанта».

Через два дня генеральный директор пригласил к себе консультантов для обсуждения итогового отчета. Данов пошел один. Григорий Леонидович радушно вышел из-за стола к инспектору, раскинув руки:

— Андрей Сергеевич, очень приятно Вас видеть. Наслышан о Вашем опыте.

— Спасибо. Лестно слышать такие слова от генерального директора далеко не последней компании в городе.

— Стараемся. Ха-ха, — и, приглашая сесть: — Я хотел с Вами лично обсудить некоторые направления развития.

— Если Вы о новых товарах, то, как следует из нашего отчета, у них хорошие перспективы и, видимо, не только в нашем регионе. Прямо хоть сейчас составляй бизнес-план.

Генеральный директор безрадостно продолжил:

— Да мне уже Васька Юрьев вчера представил свой бизнес-план.

— Оперативно! Должен отметить, что он специалист высокого класса. Неудивительно, что с такими топ-менеджерами Вы процветаете.

— Высокого-то высокого, — собеседник как-то грустно прореагировал на комплимент. — Да только он предлагает нам учредить акционерное общество для производства именно этих товаров.

— Может, это и резонно, если учесть, что товары не попадают под ваш зонтик, да и каналы продвижения для них нужны, видимо, отличные от ваших нынешних.

— Так-то оно так. Да он в это акционерное общество директором предлагает своего родного брата.

— И чем эта кандидатура плоха?

— Тем, что родной брат. Это будет, считай, его дочернее предприятие, даже если я вложу туда 100% денег. На моих бабках себе бизнес построит. Его власть усилится, независимость вырастет, мой контроль ослабнет.

— Ну… как организовать. Если формальный контроль Ваш, то и фактический можно наладить весьма эффективно.

— Нет, это уже не то. Я ему предлагаю у нас все производить. А он говорит, что с этой мелкотой наши производственники возиться не будут и маркетинг будет только проигрывать. Я ему: «Так маркетинг же в твоих руках!». А он: «У меня своей работы море, мне тоже не до этого». Короче, юлит. Как будто брату он не помогал бы.

— Сразу трудно сказать, какой способ эффективнее. Нужно анализировать… Однако если посмотреть с точки зрения Юрьева, то картинка такая. Он специалист высококлассный, квалификация растет, амбиции, наверное, тоже. О мотивации хороших топ-менеджеров нужно думать всегда, создавая им подходящую структуру карьеры.

— Какую еще карьеру? В генеральные? Так я, слава богу, сам справляюсь. И деньги он для своих лет имеет прекрасные. Я в его возрасте в салагах ходил.

Инспектор задал прямой вопрос:

— Не боитесь, что он уйдет от Вас?

— Куда? И так переплачиваем. Вон после вузов толпы ходят, на работу просятся. И, уверяю Вас, будут рады половине его зарплаты.

— Вам видней, — Данов не стал спорить, поняв, что бесполезно…

Аня потом спросила у инспектора:

— Андрей Сергеевич, Вы полагаете, наш клиент наладит производство новых товаров на своем старом предприятии?

— Наверное.

— Следовательно, ради сохранения власти собственник способен упустить выгоду?

Инспектор улыбнулся:

— Аня, Вы недооцениваете жажду власти и зависть к чужой власти. Только не пугайтесь: этими чувствами испорчены не все. И потом, может, только с этими чувствами и становятся крупными собственниками.

Ученица подумала: «Ладно, зависти у меня нет. Но карьеру я сделать хочу… А как меня будут воспринимать в роли руководителя?» — и спросила:

— Скажите, как подчиненные воспринимают власть?

— По-разному… Если менеджер справедлив, то порядочные люди это ценят. Сколько их — вопрос. Раб считает нормальным, чтобы его давили имеющие над ним власть. Поэтому почти всегда, получив власть, раб давит подчиненных. Если я не давлю раба, имея над ним власть, раб воспринимает это как мою слабость. Примеров тому много, особенно в литературе… С другой стороны, как проявлять справедливому человеку свою власть? Порядочный поймет любое ее проявление. Не карать раба за плохую работу только потому, что он тебя неверно понимает — малодушие. А вдруг он и не раб? Это о подчиненном известно не всегда. Вывод прост: поступай как должно, объясняя всем свои действия, и будь что будет. Возможно, кто-то из подчиненных поймет, что он не раб, а личность. И твое объяснение ему в этом поможет… Резюмирую: открытость в отношении подчиненных для порядочного человека — самая разумная позиция.

Данов увлекся новой темой. Но Аню как подчиненную интересовал еще и такой аспект:

— Вы говорите об открытости в отношении подчиненных. А в отношении начальства — как?

— Надо подумать… Давайте проанализируем вместе.

— Давайте.

— Существует несколько интересов (по иерархии): предприятия, вашего начальника, ваши. Если они совпадают или хотя бы не противоречат друг другу — это идеал. И тогда хороша полная ваша открытость…

— Андрей Сергеевич, верно ли я считаю, что всего может быть восемь комбинаций совпадения интересов: три участника, по два варианта у каждого (совпадает, не совпадает)? Два умножить на два и на два равно восьми.

— Может быть… Нет, меньше: три совпадения — вариант, два совпадения — три варианта, три несовпадения — вариант. Итого, пять… Любое из несовпадений — драма. Проанализируйте, Аня, если хочется. Может, получится неплохая теория. Только теории — это мусор. Они нужны богатому обществу. Нашей стране они не нужны. Бизнесу не до того, ему нужна практика. А государству еще очень долго будет не до того. В какую сторону оно едет, мне непонятно… Впору вслед за Гоголем вопрошать: «Куда несешься ты, Русь-тройка?»

Аня, как обычно, попыталась нейтрализовать приступ меланхолии, нахлынувшей на учителя:

— Андрей Сергеевич, мы-то с вами заняты нужным делом.

Данов всегда чувствовал желание ученицы помочь ему:

— Конечно! Это я так… задумался. Не обращайте внимания…

Ане позвонили. Антон, с которым она познакомилась летом на турбазе, иногда встречал ее после работы, и они гуляли по набережной. Сегодня Аня, загруженная «властными» проблемами, сразу спросила его:

— Что бы ты сделал, если бы получил безграничную власть над миром?

Молодой человек научился не удивляться вопросам Ани, в которую был давно влюблен. Он негромко спел первое, что пришло на ум:

«И, если б дали мне-е-е в удел весь шар земной, весь ша-а-ар земной,
С каким бы счастьем я-а-а вла-а-адел тобой одной, тобо-о-ой одной».
«Разве с ним о работе можно думать?» — и Аня сказала:

— Жаль, гитары нет.

Антон загорелся:

— Сейчас принесу. Тут рядом друг живет…

— Не надо, Тон, — Аня едва успела ухватить его за рукав…

…Через некоторое время завод промышленной упаковки наладил выпуск новых товаров в рамках старого предприятия. Впрочем, через полгода их производство было приостановлено как нерентабельное.

Кому труднее быть менеджером – женщине или мужчине? Каковы достоинства и недостатки женщины-управляющего? Следующий рассказ “Женщина-менеджер” будет посвящен этой теме.


    1 Многоточием в речи Григория Леонидовича будут обозначены нецензурные выражения. – Прим.автора.
Тренинги, бизнес-школы
в живописных местах Польши
e-mail: k-solo@yandex.ru
тел.: 8-067-697-08-87
Статья размещена пятница, январь 18th, 2008 at 11:21 am в категории Мария, Анна и Данов. RSS комментраиев: RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или trackback с Вашего сайта.

комментариев - 2

Сергеев Максим
 1 

Иррациональное понятие чести обошлось в 20 % суммы договора. Испытание женщиной – экономия 20%, но благодаря устойчивости Ани, у нее же ведь – Антон… Следующее испытание – Властью, прочтем.

январь 28th, 2008 at 11:46 am
Сергеев Максим
 2 

Да, уж… ревность к брату сотрудника.Плачевно. Природа Власти – власть отца в семье, Власть Женщины в Роду. следовательно, если женщина руководит компанией. то возможны варианты интересных событий, влияющих на производство продукции и услуг, взаимотношения с контрагентами. Или – он работник контролирующих структур, она – супруга директора фирмы, партнер по бизнесу. Когда то в молодости они встречались, потом пути разошлись… сплошь и рядом такие конструкции.

январь 28th, 2008 at 12:16 pm

Ваш комментарий

Имя (*)
E-mail (не будет публиковаться) (*)
URI
Комментарий